Евразийская Ассоциация Полиграфологов
Общественное объединение
"Евразийская ассоциация полиграфологов"
Адрес: 050062, Республика Казахстан, г. Алматы, микрорайон № 1, д. 73-б, оф. 44 (уг. ул. Саина-Жубанова, бизнес-центр "Стандарт"). Показать на карте
Телефоны: +7 777 280 75 01, +7 727 327 50 45
E-mail: poligraf-kz@mail.ru
  • Евразийская ассоциация полиграфологов оказывает следующие услуги: - проведение обучающих семинаров по прикладной психофизиологии (инструментальной детекции лжи), профайлингу, графологии и др.; - помощь и консультации по приобретению и использованию полиграфов и другого психофизиологи-ческого оборудования; - проведение психофизиологического обследования с применением полиграфа («детектора лжи») в целях оценки достоверности информации, сообщаемой человеком; - профессиональную защиту от неправомерного и неквалифицированного применения полиграфа.
  • Положительными факторами и преимуществами обучения в Учебном центре Евразийской Ассоциации полиграфологов и НИИ полиграфологии являются следующие: 1. Обучение проводится опытными казахстанскими преподавателями под руководством Президента ОО «Евразийская ассоциация полиграфологов», члена Президиума Объединения ассоциаций профессиональных полиграфологов стран СНГ, первого сертифицированного в Казахстане полиграфолога профессора Алесковского С.Ю. (Сертификат № РОСС RU. D.VIII. 0024), кавалера орденов «Казақстан Данқы» и «Экономика Мақтанышы». Наши преподаватели имеют стаж педагогической деятельности свыше 25 лет, учёные степени кандидатов юридических наук (Алесковский С.Ю. и Коваленко С.Б.) и многолетний опыт оперативной и следственной работы в правоохранительных органах Республики (Гайдамашев А.В., Байсахалов Б.М. и др.). Преподавательским коллективом подготовлено около 400 специалистов-полиграфологов для государственных органов, правоохранительных систем и частного бизнеса Казахстана, России, Монголии, Кыргызстана и Узбекистана; опубликовано более 50 научных работ по проблемам применения полиграфа. Наши преподаватели регулярно проходят подготовку и переподготовку в учебных центрах ФСБ и МВД России, Американской и Европейской ассоциаций полиграфологов, имеют соответствующие сертификаты и владеют методикой обучения различных категорий сотрудников. Только в 2014-2016 гг. наши преподаватели повышали свою квалификацию: а) на курсах - «Polygraph methods and techniques» в ISOPE (Болгария); б) на курсах CERPAC - «Analysis of criminal Behavior and Work with the Polygraph»; в) на курсах - «Screening polygraph techniques. Countermeasures» Чака Слапски (США); г) на семинаре - «Новейшие технологии тестирования с применением полиграфа» Президента Американской ассоциации полиграфологов Рея Нельсона (США); д) на ежегодных семинарах полиграфологов «Уральского бюро полиграфа» - «Реальная практика полиграфолога»; е) на ежегодных январских семинарах НДШЛ в г. Москве; ж) на ежегодных международных конференциях МВД РФ в г. Сочи; з) на юбилейном 50-м ежегодном семинаре «Polygraph in the 21st century» (Chicago, USA); и) на III международной конференции Коллегии полиграфологов Украины (Киев, Украина); к) на Международной научной конференции Софийского университета им. Св. Климента Охридского «Лидерство и организационное развитие» в Китене; л) на Международной научно-практической конференции «Современные практика и тенденции применения полиграфа (борьба с терроризмом, коррупцией, национальной и международной преступностью)» в Слынчев Бряге и т.д. 2. Наши преподаватели более 20 лет отдали оперативно-розыскной деятельности в органах национальной безопасности и органах внутренних дел, имеют воинские звания от майора до полковника запаса, хорошо представляют запросы служб безопасности и кадровых подразделений и могут в правильном ключе построить занятия со слушателями любых категорий. Только нашими преподавателями на территории Казахстана проведено более десяти тысяч полиграфных проверок по расследованию происшествий и кадровому подбору. В результате проведенных ими обследований получены неопровержимые данные о преступной деятельности ряда лиц, раскрыто большое число преступлений, возвращены похищенные значительные материальные и денежные ценности. 3. Процесс обучения опирается на отечественный фактологический материал, при этом используются примеры из казахстанской практики. Слушатели обеспечиваются полным комплектом учебных и методических материалов на электронных и бумажных носителях. По окончанию обучения слушатели сдают квалификационные экзамены и получают Свидетельства Учебного центра Евразийской ассоциации полиграфологов. 4. В дальнейшем начинающим полиграфологам оказывается методическая помощь и поддержка, преподаватели консультируют их в наиболее сложных случаях практической деятельности. Евразийская ассоциация полиграфологов может предоставлять услуги по временному наставничеству над начинающими специалистами-полиграфологами: разрешение любых спорных вопросов, связанных с проведением тестирования, анализом сложных полиграмм и формулированием выводов; ознакомление с новыми учебными, методическими и научными материалами, посвященными полиграфным исследованиям, проведение семинаров по освоению новых методов работы и т.д. Для членов Евразийской ассоциации полиграфологов предусмотрены скидки на данные услуги. 5. Занятия на казахском языке проводит опытный и квалифицированный преподаватель, в совершенстве владеющий методикой преподавания на государственном языке, виртуозно знающий оборудование, используемое при полиграфных проверках – полиграфолог Байсахалов Б.М. 6. Курсы первоначальной подготовки и переподготовки специалистов-полиграфологов проводятся в специализированной аудитории и кабинетах для полиграфных проверок Учебного центра Евразийской ассоциации полиграфологов. При этом используется самые современные технические средства интерактивного обучения и углубленные методические приёмы, позволяющие слушателям успешно и в кратчайшие сроки освоить изучаемый материал и научиться применять полученные знания в ходе практических занятий и учебных тестирований на полиграфе. Слушатели получают возможность пользоваться литературой по прикладной психофизиологии, криминалистике и оперативно-розыскной деятельности в научной и учебной библиотеках Евразийской юридической Академии им. Д.А. Кунаева. 7. Учебные программы Учебного центра были тщательно изучены, рассмотрены и утверждены к применению Учёным советом Евразийской юридической Академии им. Д.А. Кунаева (Протокол № 5 от 30.12.2015 года). 8. Наши успехи и достижения в подготовке специалистов-полиграфологов оценены в Казахстане. ТОО «Технологии информационной безопасности», являющееся партнёром нашего Учебного центра, по результатам Международного рейтингового агентства Таможенного Союза дважды было удостоено почётных званий «Лидер отрасли - 2013» и «Лидер отрасли-2015». 9. Наши преподаватели Алесковский С.Ю., Гайдамашев А.В. и Мильштейн М.М. являются членами: а) ISOPE («International Society of Polygraph Examiners») – Международного сообщества профессиональных полиграфологов со штаб-квартирой в г. Филадельфия (США), которая является ведущим международным профессиональным сообществом полиграфологов; б) Международной ассоциации полиграфологов (Москва); в) Общественного объединения «Полиграфолог» (Беларусь). 10. Международное сообществе профессиональных полиграфологов ISOPE («International Society of Polygraph Examiners») в лице Координатора по Восточной Европе и Центральной Азии PhD Светослава Занева и профессора PhD Бойко Ганчевского рекомендует Учебный центр Евразийской ассоциации полиграфологов для проведения подготовки специалистов-полиграфологов в Республике Казахстан и других странах СНГ. ISOPE отмечает высокую квалификацию и опыт профессиональной деятельности преподавателей нашего Учебного центра. 11. Практические занятия со слушателями проводятся с использованием новейших профессиональных компьютерных полиграфов «Диана-07» и «Axciton».
» Становление и развитие полиграфа в Казахстане

Становление и развитие полиграфа в Казахстане

1. Введение

2. «Польский след» казахстанского полиграфа

3. Создание «Адала»

4. В.А. Варламов и его полиграфы

5. Первые практические шаги по освоению полиграфа

6. Создание Алматинской ассоциации полиграфологов

7. Евразийская ассоциация полиграфологов

8. Международное сотрудничество полиграфологов Казахстана


1. Введение


Сегодня инструментальный метод психофизиологического выявления скрываемой информации, то есть обследование с использованием полиграфа («детектора лжи»), нашёл в Республике Казахстан широкое применение. По данным Общественного объединения «Евразийская ассоциация полиграфологов», в 2015 – 2016 годах правоохранительные органы и специальные службы Казахстана приобрели не менее 100 новых полиграфов самых разных систем и моделей. В Учебном центре Ассоциации только за два последних года подготовлено более 200 специалистов-полиграфологов для всех правоохранительных органов (МВД, АДГСиПК, СГО, КНБ, КЧС, ГП, КГД МФ, МО и др.). На семинарах, конференциях и курсах повышения квалификации, организованных Ассоциацией, побывали практически все действующие на сегодняшний день в Казахстане полиграфологи.

Кроме правоохранительной системы полиграф весьма активно осваивает и частный бизнес Республики Казахстан – большинство крупнейших банков сегодня имеет в своих штатах полиграфологов, а иногда и не по одному человеку. Крупнейшие торговые, страховые и добывающие компании также не обходят стороной обследования на полиграфе и, либо заводят себе своего полиграфолога, либо становятся на аутсорсинг в Евразийской ассоциации полиграфологов.

Таким образом, в Казахстане появилась новая специальность – специалист-полиграфолог и предложением пройти испытание на полиграфе сегодня никого не удивишь. Суды разных инстанций всё чаще рассматривают заключение полиграфолога в ходе судебных заседаний, а адвокатское сообщество с удовольствием прибегает к такого рода исследованиям в качестве получения доказательства непричастности своих клиентов к различного рода криминальным деяниям.

Полиграф в Казахстане состоялся! Программу широкого использования полиграфа выдвинул в январе 2011 г. на Коллегии МВД Президент Казахстана Н.А. Назарбаев. Именно он настоял на широком применении полиграфа в правоохранительной системе, в результате чего 21 мая 2013 г. были приняты поправки в закон «О правоохранительной службе», а через год, 19 июня 2014 г. и «Правила прохождения полиграфологического исследования в правоохранительных органах Республики Казахстан». Сегодня полиграф в правоохранительных органах Казахстана в обязательном порядке применяется в трёх сферах: 1) при приёме на службу в правоохранительные органы; 2) при прохождении очередной аттестации; 3) при осуществлении служебных расследований.

С 1 июля 2008 года заработало первое в истории Казахстана общественное объединение специалистов-полиграфологов – «Алматинская ассоциация полиграфологов». По праву, именно 1 июля является Днём рождения казахстанской полиграфологии! Процесс внедрения и использования полиграфа ускорился многократно и сегодня его уже не остановить. Алматинская ассоциация полиграфологов со временем приняла в свои ряды полиграфологов практически из всех областных городов Казахстана и других стран. В 2012 году разросшаяся Алматинская ассоциация логично была переименована в «Евразийскую ассоциацию полиграфологов». Отечественные полиграфологи окрепли, приобрели большой практический опыт и международное признание.

Сегодня Евразийская ассоциация полиграфологов объединяет полиграфологов 13 стран: Казахстана, России, Беларуси, Болгарии, Украины, Польши, Литвы, Кыргызстана, Узбекистана, Азербайджана, Монголии, Словакии и даже Соединенных Штатов Америки. В её рядах состоят более 320 казахстанских полиграфологов, представляющих все области и крупные города республики – это большая часть действующих сегодня специалистов.

Но как появился полиграф в Казахстане, кто является «отцом-основателем» данного метода, который, по сути, одновременно является и криминалистическим и психологическим? Ответ на этот вопрос не так прост на самом деле.

Ныне хорошо известно, что первый полиграф как инструментальный прибор появился в Казахстане в начале 90-х годов прошлого века (Алесковский С.Ю. Полиграф в Казахстане - 15 лет поступательного развития/ «Первые итоги и основные направления использования полиграфа в Казахстане»: Материалы международной научно-практической конференция. – Алматы: Академия экономики и права, 2014. – С. 50.) в одном из частных банков. Полиграф был американского происхождения под названием «Lafayette». Он не был русифицирован, какие-либо инструкции по применению полиграфа полностью отсутствовали. Просто кто-то из бизнесменов первой волны увидел в США «интересную штучку» и привез на родину - «авось пригодится». Но пригодиться такой прибор может только в руках специально подготовленного и обученного специалиста. Такого человека в банке, да и во всём Казахстане, в то время ни одного не оказалось. Полиграф «Lafayette» тихо «умер» не будучи ни разу использованным.

И вторая практическая попытка использования полиграфа в Казахстане не увенчалась успехом. Советский полиграф «Дельта» оказался на территории Казахстана во второй половине 90-х годов и достался Министерству обороны Республики «в наследство» от российских коллег (Алесковский С.Ю. Полиграф в Казахстане – пятнадцать лет развития/ В кн.: Актуальнi питання теорiї та практики використання полiграфа. – Київ: Освiта України, 2015. – С. 48.). Данный полиграф был для своего времени последним словом техники, но уж очень мудрёным со сложным интерфейсом. Опять же, оказался полиграф «Дельта» без каких-либо инструкций и описаний и доверили автору данной статьи, начинающему тогда полиграфологу органов национальной безопасности без какого-либо опыта практической работы. Друзья-полиграфологи из Москвы как могли по телефону проинструктировали горе-экспериментатора и с помощью этого полиграфа даже удалось получить физиологические кривые. Но до составления серьезных тестов и проведения «боевых» тестирований дело не дошло. Методические вопросы использования полиграфа тогда ещё были неведомы в Казахстане.

Как не печально, и третья практическая попытка поставить полиграф на службу правоохранительной системы также была во многом безуспешной, хотя и оставила значительный след в истории. Речь идёт о полиграфе «Адал», которому посвящена глава 3 настоящего повествования.

Несмотря на титанические усилия, затраченные конструкторами и испытателями на создание и доводку первого (и единственного) казахстанского полиграфа «Адал», он также, как ранее и «Lafayette» с «Дельтой», сошёл в небытие, не выдержав суровой казахстанской действительности. До сих пор очень жаль это дитё казахстанских конструкторов! Прояви они немного больше терпения и выдержки, помоги им государство с дополнительным финансированием и, может быть, сегодня полиграф «Адал» из Казахстана был бы одним из брендов Республики в высокоинтеллектуальной сфере.

Однако всё случилось так, как случилось, и третий блин также оказался комом.

А дальше события стали развиваться стремительно и в Казахстан последовательно зашли сразу два производителя российского полиграфологического оборудования – В.А. Варламов и А.П. Сошников. Их полиграфы «Крис», «РИФ», «Барьер-14», «Поларг» и «Диана» стали доминирующими в Казахстане. Особенно большим спросом в последние годы у казахстанских полиграфологов стал пользоваться профессиональный компьютерный полиграф «Диана». Из полиграфов дальнего зарубежья следует отметить американский полиграф «Axciton», который завоевал особую любовь у так называемых «эстетов от полиграфа».

Считается, что впервые вопрос об использовании полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, кадровой работе и судопроизводстве Республики Казахстан был поставлен в первом казахстанском учебнике по криминалистике, вышедшем в 2002 году под руководством патриарха казахстанской криминалистики, д.ю.н., профессора А.Ф. Аубакирова (А.Ф. Аубакиров, С.Ю. Алесковский, С.Б. Коваленко, А.В. Гайдамашев и др. Криминалистика: Криминалистическая техника: Учебник для вузов. – Алматы: Аркаим, 2002. – С. 672-700.). Одна из глав этого новаторского по тем временам учебника для вузов, написанная С.Ю. Алесковским, называлась «Нетрадиционные средства получения доказательственной информации при расследовании преступлений» и, среди прочего, была посвящена проблемам использования полиграфа в криминалистике.

В учебнике с позиции того времени были рассмотрены понятийные, процессуальные, морально-этические, технические и тактические вопросы возможного использования полиграфа, оценена надежность и достоверность полиграфологического исследования. Въедливые читатели могли обратить внимание на фразу на страницах 682-683, которая не получила дальнейшего развития в учебнике: «…Таким образом, полиграф в настоящее время используется согласно действующим положениям в МВД, ФСБ, ФСНП, МО и др. силовых структурах РФ. Аналогичные правовые акты действуют в Украине, Белоруссии, Армении, а с недавних пор и в Республике Казахстан…» (выделено автором). О каких правовых актах по полиграфу в Казахстане можно было говорить в 2002 году? Для многих тогда это так и осталось загадкой.

Но время неумолимо бежит вперёд и многое тайное становится явным. Сегодня уже можно приоткрыть завесу секретности и проинформировать общественность о том, что первый в Казахстане ведомственный правовой акт был принят именно в 2002 году в Комитете национальной безопасности. Он регламентировал проведение полиграфологического исследования (именно такой термин был предложен авторов данной статьи, являвшимся одним из разработчиком нормативного документа) при приёме на службу в эту правоохранительную структуру. Данная Инструкция была утверждена Председателем КНБ РК и длительное время служила единственным директивным документом в этой сфере.

Одновременно появляются и первые методики, рекомендованные для казахстанских полиграфологов правоохранительных органов. Длительное сотрудничество и личная дружба автора этой статьи с выдающимся советским, а потом и российским полиграфологом В.А. Варламовым привело к тому, что молодая казахстанская полиграфология полностью попала под обаяние этого великого человека. Не удивительно, что первое время и расследования и кадровый скрининг казахстанские полиграфологи проводили только варламовскими поисковыми тестами.

С 1 июля 2008 года заработало первое в истории Казахстана общественное объединение специалистов-полиграфологов – «Алматинская ассоциация полиграфологов» (Гинзбург А.Я. Проблемы применения полиграфа в судопроизводстве Казахстана и других сферах деятельности» / Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа: Материалы Круглого стола, посвященные 75-летию д.ю.н, профессора А.Ф.Аубакирова. – Алматы: Академия экономики и права, 2011. - С. 25.). Именно 1 июля является Днём рождения казахстанской полиграфологии! Процесс внедрения и использования полиграфа ускорился многократно и сегодня его уже вряд ли можно остановить. Алматинская ассоциация полиграфологов со временем приняла в свои ряды полиграфологов практически из всех крупных городов Казахстана, а также России, Беларуси, Кыргызстана, Азербайджана, Монголии и других стран и в 2012 году логично была переименована в «Евразийскую ассоциацию полиграфологов». Отечественные полиграфологи окрепли, приобрели большой практический опыт и международное признание. 

В августе 2015 года большая группа полиграфологов из числа членов Общественного объединения «Евразийская ассоциация полиграфологов» была приглашена для участия в юбилейной пятидесятой конференции APA – American Polygraph Association (Американской ассоциации полиграфологов), которая проходила в г. Чикаго (Иллинойс, США). В течение шести дней мы, совместно с ведущими полиграфологами планеты, рассматривали злободневные вопросы мировой полиграфологии, перспективные методики обследований, особенности расследования особо тяжких преступлений с применением полиграфа, возможности выявления изощренных видов противодействия полиграфной проверке и т.д.


2. «Польский след» казахстанского полиграфа


Но сегодняшнее успешное и бурное развитие казахстанской полиграфологии было бы невозможно без усилий известного казахстанского криминалиста, кандидата юридических наук, профессора, полковника запаса органов внутренних дел Ивана Бернардовича Зинкевича, который, кстати, долгие годы возглавлял «Союз поляков Казахстана». Именно И.Б. Зинкевич первым из отечественных учёных ещё в далёком 1980 году поднял тему полиграфа на Всесоюзной конференции МВД СССР «Использование технических средств в раскрытии и расследовании преступлений». Конференция состоялась в Киевской высшей школе МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского и по её итогам был выпущен Сборник трудов (Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. – Сборник научных трудов. – Киев: НИиРИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского. 1980. – 208 с.). Выступление И.Б. Зинкевича на конференции и статья в сборнике называлась «Проблемы использования полиграфа при расследовании преступлений в Польской Народной Республике».

Что же привело доцента кафедры криминалистики Карагандинской Высшей школы МВД СССР к полиграфу и почему он обратился именно польскому опыту внедрения полиграфа в уголовный процесс? Попробуем разобраться в этом.

Семья И.Б. Зинкевича попала в Казахстан вместе с другими польскими ссыльными переселенцами не по своей воле. В 1936 году его родителей принудительно переселили сюда из Житомирской области. И хотя ссыльные поляки до 1956 года находились на полулагерном режиме, в душе молодого Ивана не было обозлённости к власти, столь несправедливо и жестоко поступившей по отношению к его семье.

Закончив школу, он пошёл в армию, что было него не так просто в те годы. Ведь только в 1957 году поляков начали призывать в армию. Иван Зинкевич добился, чтобы вместо стройбата его взяли в настоящую танковую часть Забайкалье и был очень счастлив этим.

По окончанию армии Зинкевич шесть раз подавал документы для поступления на юридический факультет МГУ, но каждый раз сыну репрессированных поляков приходили отказы. Наконец, в отчаянии, в 1963 году он написал письмо легендарному маршалу Ворошилову о своих невзгодах и желании служить в криминальной милиции.

Письмо, как ни странно, возымело своё действие и Зинкевич был принят в Алматинскую школу милиции, а затем и в Высшую школу МВД СССР в г. Караганде, где обучался с 1967 по 1971 годы. Курсанту И. Зинкевичу очень повезло с преподавателями, особенно с преподавателем психологии, который заинтересовал юношу своей дисциплиной. Работы выдающегося советского академика А.Р. Лурия о возможностях использования психофизиологии в криминальной тематике перевернули мировоззрение молодого сотрудника органов внутренних дел.

Очень запомнившейся для И. Зинкевича была встреча с легендарным советским разведчиком Рудольфом Абелем, который проводил ряд занятий с курсантами Высшей школы. Абель рассказывал о своём разоблачении в США, которое состоялось именно с помощью полиграфа. Причем Абель не произнёс ни слова во время многочисленных допросов, при которых ФБР США применяло полиграф. Однако, несмотря на все волевые усилия со стороны советского разведчика, физиология сдала его с потрохами и Абель ничего не смог с этим поделать. Американцы узнали всё о советской разведывательной сети в США.

Абель был арестован, но вскоре был обменен на американского пилота самолёта-шпиона U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого 1 мая 1960 года над г. Свердловском. Долгое время КГБ СССР не верило, что Абель ничего не рассказал под полиграфом, настолько невероятным был тот факт, что организм молчащего Абеля сам выдал все тайны.

Р. Абель проникся уважением к полиграфному методу выявления скрываемой информации и подчеркивал, что этот метод эффективен и позволяет установить истину. Эти слова знаменитого разведчика особенно запомнились молодому И. Зинкевичу.

Уже будучи адъюнктом Академии МВД СССР в Москве И. Зинкевич искал возможность заняться полиграфной тематикой. Но такие работы в социалистическом лагере официально проводились только в Польской Народной Республике. Для того, чтобы попасть туда на стажировку, Ивану Зинкевичу пришлось идти на приём к легендарному Первому заместителю министра МВД СССР Ю.М. Чурбанову, зятю Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. Удивительно, но Чурбанов оценил стремление молодого милиционера к освоению нового, хотя и скандального метода и добро на поездку дал.

И вот в 1975 году И. Зинкевич, как один из лучших молодых учёных, попал на стажировку в Варшаву, в Институт криминалистики Главного управления гражданской милиции МВД Польской Народной Республики. Совершенное знание польского языка и поразительное стремление к получению новых знаний привело Ивана Зинкевича в подразделение, занимавшееся применением полиграфа в практике уголовного судопроизводства. Удалось познакомиться И. Зинкевичу и с выдающимся польским криминалистом, одним из основателей в Польше полиграфологического направления профессором Павлом Хорошовски (Paweł Horoszowski). Следует отметить, что Польша в те годы занимала ведущее положение среди европейских стран по внедрению полиграфа.

Ещё в 1964 году Верховный суд Польши принял специальное постановление о признании результатов исследований на полиграфе в качестве судебного доказательства, и в семидесятые годы 20 века в Польше с применением полиграфа в год расследовалось в среднем 35-40 тысяч наиболее тяжких преступлений (Widacki Jan. Historia badań poligraficznych. – Kraków: Krakowkiej Akademii im. Andrzeja Frycza Modrzewsskiego, 2017.).

Основательное знакомство с практикой применения полиграфа в МВД Польши и практическая работа на полиграфах Килера (легендарные полиграфы моделей 6306 и 6308, созданные компанией великого Леонарда Килера), убедило молодого ученого из Казахстана, что полиграф – это работающая методика, достойная применения на родине. Именно с таким настроем и возвратился в родную Карагандинскую Высшую школу МВД СССР герой нашего повествования.

Однако ни в СССР в целом, ни тем более на кафедре криминалистики Высшей школы не было ни одного работающего полиграфа. О том, чтобы приобрести полиграф в США, не могло быть и речи, поэтому И. Зинкевич решил заняться конструированием собственного полиграфа. В Карагандинском медицинском институте он получил списанные разрозненные приборы, в отдельности способных регистрировать изменения пульса, дыхания, давления и ряда других физиологических показателей. С помощью такой незамысловатой аппаратурой И. Зинкевич развернул обширную программу исследований, в которой подопытными кроликами выступали слушатели Высшей школы милиции. Он создавал искусственные криминальные ситуации и пытался с помощью своего так называемого «полиграфа» найти «виновных». В общей сложности он обследовал более 30 слушателей. Вероятность установления «причастных» у И. Зинкевича составила около 85 %. Это очень хороший показатель даже для сегодняшнего дня!

Интересно, что будучи незнакомым с современными методиками полиграфного обследования, И. Зинкевич интуитивно пришёл к тестам, которые сегодня считаются наиболее надежными и валидными в полиграфных проверках – тестам выявления скрываемой информации Д. Ликкена.

Однако такая бурная исследовательская деятельность со стороны молодого учёного не могла остаться незамеченной, и И. Зинкевич был вызван «на ковёр» к начальнику Карагандинской ВШ МВД СССР генерал-майору внутренней службы Б.С. Бейсенову. Необходимо отметить, что в целом к полиграфу отношение в Советском Союзе было резко отрицательное, в научной юридической литературе данный метод клеймился как буржуазный и реакционный, за исключением работ Г.А. Злобина и С.А. Яни (Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа. Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИ советского законодательства. – М. 1976, Т. 6, с. 122-136. ) проблема полиграфа практически не поднималась в литературе.

Начальник оценил творческий энтузиазм подчиненного, но по-отечески предупредил, что заниматься полиграфом не стоит, метод этот попахивает биологизмом, а за такое могут и из органов уволить. Однако тон разговора Б.С. Бейсенова подсказал И. Зинкевичу, что руководитель сам сочувствует полиграфу и дальнейшую работу можно и нужно проводить, но осторожно и больше на теоретическом уровне, чем практически.

В это время И.Б. Зинкевич много общается с выдающимися учеными-процессуалистами, знакомыми ещё с Академии МВД СССР, такими, как Р.С. Белкин, Г.Г. Зуйков, Н.П. Яблоков, Л.В. Виницкий. Прогрессивные юристы внутренне понимали пользу и возможную практическую значимость полиграфа, но открыто боялись выступить в защиту метода. Все помнили разгромные выступления М.С. Строговича и И.Ф. Пантелеева о том, что «полиграф давно скомпрометировал себя как лженаучный метод» (Строгович М.С., Пантелеев И.Ф. Укрепление социалистической законности в уголовном судопроизводстве. Советское государство и право. – 1978. - № 6, с. 67-73.). Профессор И.М. Лузгин открыто предупреждал И.Б. Зинкевича: «Вы поосторожнее с полиграфом. Попадёт в идеологический отдел ЦК, вы всё потеряете…».

Огромную роль в становлении И.Б. Зинкевича, как учёного, сыграли его учителя Р.С. Белкин, Г.Г. Зуйков. Ещё в 1975 году именно они предложили адъюнкту Зинкевичу съездить «на разведку» в Польшу, познакомиться с полиграфом. Маститые учёные не могли сами открыто заняться полиграфом, так как боялись мести со стороны коллег, воинствующих противников полиграфа в СССР. Решено было бросить «под танки» молодого учёного, которому ещё нечего было терять. Польское происхождение И. Зинкевича, как им казалось, упрощало задачу.

Безусловно, выдающийся профессор Р.С. Белкин использовал Зинкевича как «пробный шар» в решении своих далеко идущих задач. Именно под его негласным покровительством И.Б. Зинкевич и ставил свои эксперименты в Караганде. В 1980 году Р.С. Белкин решил «пощупать» своих оппонентов из московской консервативной профессуры и опять воспользовался верным помощником. С подачи Белкина наш выдающийся земляк в 1980 году выступил на Конференции в Киевской высшей школе МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского.

Тему для выступления И.Б. Зинкевичу выбирать не пришлось: о своих экспериментах в Карагандинской Высшей школе говорить было очень опасно, этим он подставлял не только себя, но и начальника КВШ Б.С. Бейсенова. Оставалась только польская тема, на первый взгляд вполне безобидная и безопасная. Но так могли подумать только те, кто плохо знал Зинкевича!

В совершенно нейтральную тему доклада «Проблемы использования полиграфа при расследовании преступлений в ПНР», И.Б. Зинкевич, видимо, посоветовавшись с Р.С. Белкиным, помещает просто убийственный материал. Автор доклада вступил в открытую борьбу с ретроградами - противниками полиграфа. И не польскими, а своими, советскими. Польша – это только внешний антураж, основной удар И.Б. Зинкевич наносит по окопавшимся в СССР оппонентам: «…Дело в том, что в современной криминалистике кроме полиграфа вряд ли найдётся иная проблема, по которой высказывалось столько категорических суждений некоторыми авторами, не только не видевшими полиграфа и не проводившими исследований на нём, но зачастую даже поверхностно не знакомыми со специальной литературой по данному вопросу, естественнонаучными основами, методикой и практикой полиграфических исследований» (Зинкевич И.Б. Проблемы использования полиграфа при расследовании преступлений в ПНР…, стр. 195.).

Столь резкая критика идейных врагов в то время была не характерна для защитников полиграфа. Далее в своём выступлении И.Б. Зинкевич беспощадно расправляется с противниками полиграфа, чётко и ясно приводя аргументы в свою защиту. Здесь ссылки на физиолога И.П. Павлова и психолога Б.Д. Поршнева, на положительный опыт польских полиграфологов, а также их коллег из Чехословакии и Югославии. В ход идут даже примеры успешного использования полиграфа в США, что вообще не характерно для того времени. И завершает своё выступление И.Б. Зинкевич прямо революционными предложениями.

Впервые в советской науке им ставится задача разработки программы экспериментальных, теоретических и практических проблем использования полиграфа в борьбе с преступностью. Казахстанский учёный выдвигает следующие пункты для исследований в будущей программе:

а) история проблемы;

б) теория и практика полиграфических исследований в капиталистических государствах;

в) теория и практика полиграфических исследований в странах социалистического содружества;

г) естественнонаучные основы полиграфа;

д) психологические основы полиграфического исследования;

е) этико-правовые аспекты;

ж) постановочные вопросы комплексной проблемы использования полиграфа в борьбе с преступностью.

Такая программа, будучи она осуществлённой, выдвинула бы советскую полиграфологию на передовые позиции в мире. Своим выступлением в Киевской высшей школе МВД СССР в 1980 году Иван Бернардович Зинкевич значительно опередил своё время. Серьезные исследования по его программе стали возможными лишь спустя десятилетия. Только в 1997 году научный руководитель И.Б. Зинкевича, профессор Р.С. Белкин обоснует возможность и необходимость применения полиграфа (Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том третий. – М.: Юристъ. 1997, 480 с.).

Не получив поддержки от коллег и руководства, И.Б. Зинкевич вынужден был постепенно свернуть свои исследования в области криминалистической полиграфологии. Он долгие годы работал в сфере высшего образования, возглавляя кафедры криминалистики и оперативно-розыскной деятельности ряда вузов. Одновременно И.Б. Зинкевич активно занимался общественной деятельностью, долгие годы возглавляя «Союз поляков Казахстана».

Фото: И.Б. Зинкевич (справа) с Президентом Н.А. Назарбаевым на Сессии Ассамблеи народов Казахстана

В 2002 – 2003 годах, после возобновления в Казахстане полноценных работ по полиграфной тематике, И.Б. Зинкевич много консультировал и делился своим бесценным опытом с молодыми энтузиастами. Произошло своеобразное разделение исследований на экспериментальные (под руководством А.Ф. Аубакирова) и теоретические (под руководством И.Б. Зинкевича).

Ядро молодых экспериментаторов сформировалось на базе возглавляемого доктором юридических наук А.Ф. Аубакировым «Экспертно-оценочного центра». Профессор Аубакиров очень прозорливо почувствовал большое будущее в развитии полиграфологии и выделил личные средства для покупки полиграфа. Для того времени это было довольно рискованное вложение значительных денег.

После недолгого выбора было решено остановиться на совершенно новом в то время приборе академика В.А. Варламова полиграфе «Барьер-14». С работой этого полиграфа был хорошо знаком С.Ю. Алесковский, прошедший перед этом специальное обучение сначала в Институте криминалистики ФСБ РФ у Ю.И. Холодного, а затем и во Всесоюзном НИИ МВД России под руководством опытнейших В.А. Варламова, И.С. Зубриловой и А.И. Скрыпникова.

Алесковский был срочно отправлен в г. Москву для приобретения и доставки в г. Алматы полиграфа. Полиграф оказался настолько в новинку в частном бизнесе, что пришлось на протяжении нескольких лет буквально уговаривать предпринимателей воспользоваться данной услугой.

К счастью, успех в полиграфных проверках пришёл сразу. Первое серьезное расследование по краже компьютерной и типографской техники в типографии «Print-S» привело к разоблачению С.Ю. Алесковским преступной группы злоумышленников и дачи ими признательных показаний. Весь украденный товар на сотни тысяч долларов (огромная сумма в то время) был возвращен законным владельцам. Это было первое результативное применение полиграфа в Казахстане!

Теоретические исследования были возобновлены И.Б. Зинкевичем в Алматинской Академии экономики права, где он возглавлял кафедру криминалистики и оперативно-розыскной деятельности. Ректор Академии профессор Серикжан Джакупович Оспанов по достоинству оценил новый метод выявления скрываемой информации и создал все условия для успешного проведения исследований.

В группу полиграфологов Академии экономики и права входила и дочь профессора Зинкевича Татьяна, которая пошла по стопам отца и активно занималась полиграфной тематикой. В многочисленных работах Т.И. Зинкевич подробно исследовала проблемы сокрытия преступлений и разрабатывала рекомендации по криминалистической тактике и методике уголовно-процессуального доказывания факта криминального сокрытия преступления (Зинкевич Т.И. Использование методов психодиагностики в оперативно-розыскной работе. / Сб.: Борьба с преступностью в Казахстане (вопросы теории и практики). Алматинская высшая школа МВД РК. – Алматы, Гылым, 1998; Зинкевич Т.И. К истории разработки новых методов детекции и разоблачения скрытых преступлений. / Сб.: Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа: материалы круглого стола, посвященного 75-летию доктора юрид. наук, проф. А.Ф. Аубакирова (16 февраля 2011 г.). Алматы: Академия экономики и права, 2011.).

Много лет спустя, 16 февраля 2011 года именно в Академии экономики и права С.Ю. Алесковский, С.Д. Оспанов и А.Ф. Сулейманов организовали и успешно провели первый в Казахстане Круглый стол, посвященный перспективам использования полиграфа (Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа: материалы круглого стола, посвященного 75-летию доктора юрид. наук, проф. А.Ф. Аубакирова (16 февраля 2011 г.). Алматы: Академия экономики и права, 2011.). По итогам форума были впервые выработаны конкретные направления непосредственного использования полиграфа в кадровой, оперативно-розыскной и судебной сферах.

Оставаясь всю свою жизнь атеистом, И.Б. Зинкевич трепетно и уважительно относился к польским национальным традициям, в том числе к традиционной польской религиозности. Неоднократно посещая Польшу в последние годы, он встречался и с польским духовенством.

Фото: На встрече с польскими ксёндзами

 Сегодня мы должны гордиться, что казахстанский учёный оказался одним из самых первых советских экспериментаторов в области инструментальной детекции лжи. К сожалению, многие годы работы И.Б. Зинкевича находились в забвении и его драгоценный опыт был не востребован. Но лучше поздно, чем никогда! Мы все должны знать, что начинался полиграф в Казахстане ещё в семидесятые годы прошлого столетия в Карагандинской Высшей школе милиции скромным учёным-экспериментатором Иваном Бернардовичем Зинкевичем!


                                                                    3. Создание «Адала»


В самом конце девяностых – начале нулевых годов перед научно-конструкторским подразделением одного из правоохранительных органов Казахстана была поставлена задача разработки и производства собственного полиграфа (Алесковский С.Ю. Становление и развитие полиграфа в Казахстане/Эксперт-Криминалист: Федеральный научно-практический журнал. - М., 2015, № 4. – С. 23.).

Полиграф собирался на основании анализа немногочисленных переводных статей и графиков из американских журналов и первых фотографий из только что появившегося в Казахстане Интернета. Настоящих зарубежных полиграфов для возможного копирования каких-либо узлов и модулей у казахстанских конструкторов в то время не было.

Но, тем не менее, вскоре казахстанский полиграф под гордым названием «Адал» («Справедливость») появился! Он был выпущен в нескольких экземплярах и позволял снимать показания основных физиологических показателей: верхнего и нижнего дыхания, кардиосигнала, кожной реакции и непроизвольных движений (тремора).


                                                            Фото: Казахстанский полиграф «Адал»


Первыми операторами (их ещё нельзя было назвать с полным основанием «полиграфологами») полиграфа «Адал» были Аубакирова Гульнадян Турсуновна и Алесковский Сергей Юрьевич. Тесты мы разрабатывали интуитивно и они больше всего напоминали нынешние поисковые вопросы, хотя и с особым казахстанским колоритом.

Сразу же вскрылись и существенные недостатки полиграфа «Адал» - очень сложная и утомительная подстройка прибора к физиологическим реакциям каждого обследуемого, которая занимала иногда до 20-30 минут. Также практически невозможно было длительное время удерживать стабильную амплитуду сигналов. Естественно, это было неприемлемо для практической работы.

Несмотря на очевидные сложности с помощью полиграфа «Адал» был протестирован большой контингент абитуриентов в один из юридических вузов г. Алматы и были выявлены реальные факторы риска у отдельных испытуемых.

Г.Т. Аубакировой и С.Ю. Алесковским были проанализированы многочисленные недоработки полиграфа «Адал» и составлены предложения по доводке и модернизации аппарата. Однако конструкторы, далёкие от практических потребностей полиграфологов, не спешили к исправлению очевидных недостатков в программном обеспечении и конструкции полиграфа. Несмотря на то, что весной 2002 года авторитетной комиссией полиграф «Адал» был принят в эксплуатацию, практическая и опытная работа на неудобном в работе приборе стала угасать.

Несколько месяцев единственный экземпляр полиграфа «Адал» эксплуатировался в научно-исследовательском подразделении органов безопасности, но в дальнейшем не выдержал конкуренцию с варламовским полиграфом "Барьер-14".  


4. В.А.Варламов и его полиграфы


Мой учитель в освоении инструментального метода детекции лжи Валерий Алексеевич Варламов был не только одним из патриархов нашего направления в СССР и России, но также оказался едва ли не важнейшей фигурой в истории покорения полиграфом Казахстана. По-настоящему полиграф серьезно пришел в Республику Казахстан в 2002 г. и при активном участии В.А. Варламова. А дело было так…

В 2001 году правоохранительная система РК впервые всерьез заинтересовалась проблемой применения полиграфа. Естественно, никаких местных наработок и специалистов на тот момент не существовало и все взоры были обращены в сторону северного соседа. Не до конца обрубленные на тот момент ведомственные связи привели нас в Институт криминалистики ФСБ РФ к Ю.И.Холодному. Подхватив под мышку свой «Диагноз-01» Юрий Иванович прибыл в Алма-Ату. Пребывание его было кратким и многообещающим. Он пообещал подготовить в Москве будущих казахстанских полиграфологов и поставить нам два своих полиграфа «Диагноз». О существовании других моделей полиграфов мы тогда и не подозревали, а со слов уважаемого московского гостя, никто ничего толкового другого не мог и предложить.

                                                                        Фото: Ю.И.Холодный

Первую часть своих обещаний Холодный хотя бы частично выполнил и в январе 2002 года ваш покорный слуга первым изсуверенного Казахстана попал на курсы института криминалистики ФСБ РФ,проведенные в Военной Академии им. Фрунзе. 

                                                                   Фото: Полиграф «Диагноз-01»

Слов нет, Юрий Иванович оказался зажигающим лектором, но с каждым днем занятий меня все больше настораживало одно обстоятельство. Складывалось впечатление, что перед ним как тень постоянно стоял некий таинственный оппонент по фамилии Варламов, в сторону которого постоянно метались холодновские громы и молнии.

Хотелось оглянуться и поискать ваудитории – где же тот невидимый раздражитель, который так волнует уважаемого полковника ФСБ. В руках Холодного как у фокусника постоянно мелькали твердые переплеты книжек голубого цвета с фамилией Варламов.

Но произошло удивительное - чем больше Холодный расходился в адрес своего оппонента, тем более крепло желание узнать побольше, а кто этот таинственный Варламов, критике которого наш преподаватель уделил большую часть своего курса. И я стал искать…

Соседка по скамье в аудитории незаметно показала одного из слушателей, статного парня, у которого может бытьтелефон Варламова. Парень, оказавшийся сотрудником МВД РФ, с огромными мерами предосторожности нацарапал огрызком карандаша у меня на руке вожделенный номер телефона, где, якобы, знают о Варламове.

И вот я закрываюсь в сохранившейся еще тогда уличной телефонной будке и с замиранием сердца, как агент 007 в логове врага, набираю  таинственный номер.Не верилось, что такой телефонный номер вообще существует, что телефон ответити со мной захотят вести беседу.

Но уже после первого гудка в трубке раздался спокойный уверенный голос «Слушаю Вас». Я сбивчиво сообщил, что сам неместный, интересуюсь полиграфом и хотел бы встретиться с ним. Невидимый собеседник не стал выяснять дополнительных подробностей и сказал просто: «Приезжайте прямо сейчас на Нахимовский и ждите на скамейке на платформе станции метро».Как все оказалось просто. На станции метро «Нахимовский проспект» ко мне тут же подошел мужчина с цепким, просвечивающим как рентген, взглядом и представился: «Я - Варламов. Пойдемте ко мне домой и спокойно там поговорим».

Это было для меня самым большим шоком. Варламов, которого Холодный представлял слушателям как исчадие ада,оказался приветливым и гостеприимным хозяином. Меня, совершенно незнакомого ему человека из чужого далекого Казахстана, он запросто пригласил в свой дом и в течение нескольких часов за чашкой чая рассказывал и показывал… В его руках«Крис» творил чудеса. Моментально были разгаданы имена моих детей, другие значимые для меня детали. Как можно было не влюбиться в такую технику и её талантливого создателя! В общем, уходил я из гостеприимной квартиры на Нахимовском проспекте стойким «варламовцем». И ведь, по существу, Валерий Алексеевич меня ни за что не агитировал и ни против кого не настраивал. Онпросто рассказал, как жил и работал, как ошибался и опять с упорством двигался вперед. А чего достиг – так это вот на столе – живое доказательство его правоты и успеха.

Закончилась учеба и обремененный разрозненными теоретическими знаниями я отправился домой ждать обещанный Холодным полиграф «Диангоз-01». Руки чесались от предвкушения грандиозной работы. Джеймсы Бонды всех мастей, казалось, доживают свои последние дни... Новремя шло, а Юрий Иванович, казалось, лег на дно и вообще перестал отвечать назвонки. Выделенные бюджетные деньги уже горели синим пламенем, финансисты строго требовали от меня результата, а перспектива продиагностировать «Диагноз» всё отдалялась.

Наконец я был вызван «на ковер» и усталый генерал приказал срочно искать замену «сошедшему с волны» фсб-шнику. И тут я вспомнил тихую спокойную беседу в высотке на Нахимовском проспекте и неброский «Крис», творивший чудеса в руках своего создателя. 

«Мырза (господин) генерал, я нашёл альтернативу, это школа «Варламова» - воскликнул я и тут же получил указание срочно действовать.

Валерий Алексеевич откликнулся незамедлительно и уже через неделю четверо казахстанских слушателей приступили к основательному и очень серьезному освоению всех премудростей полиграфных проверок. Нашими наставниками были уважаемые И.С.Зубрилова, А.И.Скрыпников, ну,и, конечно, сам В.А.Варламов. Если сказать, что его занятий мы ждали с особым нетерпением,то это ничего не сказать. Искрометный юмор и величайший профессионализм, вотчто всегда являлось его визитной карточкой. Уверен, что все его ученики готовы были идти за Варламовым в огонь и пламя.

А что же Холодный? Через несколько лет, на очередной Международной конференции в г. Сочи, он как ни в чем не бывало заявил мне, что в его ведомстве на тот момент сочли нецелесообразным любые связи с Казахстаном…

А мы не жалеем. Напротив, то время, тесного плодотворного сотрудничества с В.А.Варламовым в максимальной степени по праву стало золотым периодом становления казахстанской полиграфологии. Надо ли говорить, что после той знаменитой учебы я уезжал из Москвы с новеньким «Барьером-14», который заботливо скомплектовал для меня сын академика Варламова - Георгий Валерьевич. Кстати, этот ветеран «Барьер» до сих пор успешно трудится, выявляя тайных врагов государства.

Вспоминается весна 2003 года, когда Валерий Алексеевич впервые побывал у нас в гостях в Алма-Ате. Тогда он и И.С.Зубрилова подготовили очередную десятку специалистов для наших органов безопасности. Правоохранители с успехом тогда осваивали новые аппараты «Крис» и «Риф». А в перерывах между занятиями Валерий Алексеевич, как многие знают, отчаянный фанат альпинизма, попросил свозить его повыше в горы. И вот мы едем с ним на одном сидении по канатной дороге с горнолыжной базы Чимбулак на Талгарский перевал. Высота более 3200 метров над уровнем моря. Вокруг проплывают отвесные скалы, а между ними струится по кулуару ледник. Вы бы видели глаза Валерия Алексеевича! В них горел азарт пятнадцатилетнего мальчишки! Он живо расспрашивает об особенностях прохождения тех или иных маршрутов восхождения. Делится воспоминаниями о своих походах по Кавказскому хребту. А вечером того же дня, спустившись с альпийских в жаркую полупустыню, мы вкушаем с ним на террасе дачного домика сочные самодельные манты, радушно приготовленные для любимого гостя моею женою. А Валерий Алексеевич, в отблесках углей мангала, вспоминает любимые туристические песни…

                                   Фото: В.А.Варламов (третий справа) иС.Ю.Алесковский (первый справа) в горах

 

Вот такой он был, да что там был, есть и будет, наш учитель и старший друг, ученый и конструктор, В.А.Варламов. 


                                 5. Первые практические шаги по освоению полиграфа

















© 2017, Общественное объединение "Евразийская ассоциация полиграфологов". Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.