Евразийская Ассоциация Полиграфологов
Общественное объединение
"Евразийская ассоциация полиграфологов"
Адрес: 050062, Республика Казахстан, г. Алматы, микрорайон № 1, д. 73-б, оф. 44 (уг. ул. Саина-Жубанова, бизнес-центр "Стандарт"). Показать на карте
Телефоны: +7 777 280 75 01, +7 727 327 50 45
E-mail: poligraf-kz@mail.ru
  • Евразийская ассоциация полиграфологов оказывает следующие услуги: - проведение обучающих семинаров по прикладной психофизиологии (инструментальной детекции лжи), профайлингу, графологии и др.; - помощь и консультации по приобретению и использованию полиграфов и другого психофизиологи-ческого оборудования; - проведение психофизиологического обследования с применением полиграфа («детектора лжи») в целях оценки достоверности информации, сообщаемой человеком; - профессиональную защиту от неправомерного и неквалифицированного применения полиграфа.
  • Положительными факторами и преимуществами обучения в Учебном центре Евразийской Ассоциации полиграфологов и НИИ полиграфологии являются следующие: 1. Обучение проводится опытными казахстанскими преподавателями под руководством Президента ОО «Евразийская ассоциация полиграфологов», члена Президиума Объединения ассоциаций профессиональных полиграфологов стран СНГ, первого сертифицированного в Казахстане полиграфолога профессора Алесковского С.Ю. (Сертификат № РОСС RU. D.VIII. 0024), кавалера орденов «Казақстан Данқы» и «Экономика Мақтанышы». Наши преподаватели имеют стаж педагогической деятельности свыше 25 лет, учёные степени кандидатов юридических наук (Алесковский С.Ю. и Коваленко С.Б.) и многолетний опыт оперативной и следственной работы в правоохранительных органах Республики (Гайдамашев А.В., Байсахалов Б.М. и др.). Преподавательским коллективом подготовлено около 400 специалистов-полиграфологов для государственных органов, правоохранительных систем и частного бизнеса Казахстана, России, Монголии, Кыргызстана и Узбекистана; опубликовано более 50 научных работ по проблемам применения полиграфа. Наши преподаватели регулярно проходят подготовку и переподготовку в учебных центрах ФСБ и МВД России, Американской и Европейской ассоциаций полиграфологов, имеют соответствующие сертификаты и владеют методикой обучения различных категорий сотрудников. Только в 2014-2016 гг. наши преподаватели повышали свою квалификацию: а) на курсах - «Polygraph methods and techniques» в ISOPE (Болгария); б) на курсах CERPAC - «Analysis of criminal Behavior and Work with the Polygraph»; в) на курсах - «Screening polygraph techniques. Countermeasures» Чака Слапски (США); г) на семинаре - «Новейшие технологии тестирования с применением полиграфа» Президента Американской ассоциации полиграфологов Рея Нельсона (США); д) на ежегодных семинарах полиграфологов «Уральского бюро полиграфа» - «Реальная практика полиграфолога»; е) на ежегодных январских семинарах НДШЛ в г. Москве; ж) на ежегодных международных конференциях МВД РФ в г. Сочи; з) на юбилейном 50-м ежегодном семинаре «Polygraph in the 21st century» (Chicago, USA); и) на III международной конференции Коллегии полиграфологов Украины (Киев, Украина); к) на Международной научной конференции Софийского университета им. Св. Климента Охридского «Лидерство и организационное развитие» в Китене; л) на Международной научно-практической конференции «Современные практика и тенденции применения полиграфа (борьба с терроризмом, коррупцией, национальной и международной преступностью)» в Слынчев Бряге и т.д. 2. Наши преподаватели более 20 лет отдали оперативно-розыскной деятельности в органах национальной безопасности и органах внутренних дел, имеют воинские звания от майора до полковника запаса, хорошо представляют запросы служб безопасности и кадровых подразделений и могут в правильном ключе построить занятия со слушателями любых категорий. Только нашими преподавателями на территории Казахстана проведено более десяти тысяч полиграфных проверок по расследованию происшествий и кадровому подбору. В результате проведенных ими обследований получены неопровержимые данные о преступной деятельности ряда лиц, раскрыто большое число преступлений, возвращены похищенные значительные материальные и денежные ценности. 3. Процесс обучения опирается на отечественный фактологический материал, при этом используются примеры из казахстанской практики. Слушатели обеспечиваются полным комплектом учебных и методических материалов на электронных и бумажных носителях. По окончанию обучения слушатели сдают квалификационные экзамены и получают Свидетельства Учебного центра Евразийской ассоциации полиграфологов. 4. В дальнейшем начинающим полиграфологам оказывается методическая помощь и поддержка, преподаватели консультируют их в наиболее сложных случаях практической деятельности. Евразийская ассоциация полиграфологов может предоставлять услуги по временному наставничеству над начинающими специалистами-полиграфологами: разрешение любых спорных вопросов, связанных с проведением тестирования, анализом сложных полиграмм и формулированием выводов; ознакомление с новыми учебными, методическими и научными материалами, посвященными полиграфным исследованиям, проведение семинаров по освоению новых методов работы и т.д. Для членов Евразийской ассоциации полиграфологов предусмотрены скидки на данные услуги. 5. Занятия на казахском языке проводит опытный и квалифицированный преподаватель, в совершенстве владеющий методикой преподавания на государственном языке, виртуозно знающий оборудование, используемое при полиграфных проверках – полиграфолог Байсахалов Б.М. 6. Курсы первоначальной подготовки и переподготовки специалистов-полиграфологов проводятся в специализированной аудитории и кабинетах для полиграфных проверок Учебного центра Евразийской ассоциации полиграфологов. При этом используется самые современные технические средства интерактивного обучения и углубленные методические приёмы, позволяющие слушателям успешно и в кратчайшие сроки освоить изучаемый материал и научиться применять полученные знания в ходе практических занятий и учебных тестирований на полиграфе. Слушатели получают возможность пользоваться литературой по прикладной психофизиологии, криминалистике и оперативно-розыскной деятельности в научной и учебной библиотеках Евразийской юридической Академии им. Д.А. Кунаева. 7. Учебные программы Учебного центра были тщательно изучены, рассмотрены и утверждены к применению Учёным советом Евразийской юридической Академии им. Д.А. Кунаева (Протокол № 5 от 30.12.2015 года). 8. Наши успехи и достижения в подготовке специалистов-полиграфологов оценены в Казахстане. ТОО «Технологии информационной безопасности», являющееся партнёром нашего Учебного центра, по результатам Международного рейтингового агентства Таможенного Союза дважды было удостоено почётных званий «Лидер отрасли - 2013» и «Лидер отрасли-2015». 9. Наши преподаватели Алесковский С.Ю., Гайдамашев А.В. и Мильштейн М.М. являются членами: а) ISOPE («International Society of Polygraph Examiners») – Международного сообщества профессиональных полиграфологов со штаб-квартирой в г. Филадельфия (США), которая является ведущим международным профессиональным сообществом полиграфологов; б) Международной ассоциации полиграфологов (Москва); в) Общественного объединения «Полиграфолог» (Беларусь). 10. Международное сообществе профессиональных полиграфологов ISOPE («International Society of Polygraph Examiners») в лице Координатора по Восточной Европе и Центральной Азии PhD Светослава Занева и профессора PhD Бойко Ганчевского рекомендует Учебный центр Евразийской ассоциации полиграфологов для проведения подготовки специалистов-полиграфологов в Республике Казахстан и других странах СНГ. ISOPE отмечает высокую квалификацию и опыт профессиональной деятельности преподавателей нашего Учебного центра. 11. Практические занятия со слушателями проводятся с использованием новейших профессиональных компьютерных полиграфов «Диана-07» и «Axciton».

Байсахалов Б.М

Опыт проведения тестирования на государственном языке: проблемы и рекомендации

 

Байсахалов Б.М., вице-президент ОО «Евразийская

ассоциация полиграфологов», специалист-полиграфолог ТОО «МиГ»

Уважаемые участники семинара полиграфологов!

Я работаю полиграфологом уже более восьми лет, при этом провожу тестирование как на русском, так и на казахском языках. К сожалению, не имеется никаких инструкций, пособий или рекомендаций, как учитывать национально-культурные и иные особенности менталитета казахоязычного населения при проведении обследований на полиграфе. Попробую с учётом своего опыта и наблюдений дать ответы на некоторые вопросы, которые могут возникнуть у начинающих полиграфологов, тестирующих на государственном языке.

Как известно, во время проведения обследования важнейшее внимание полиграфолог должен уделить предтестовой беседы. Специалист обязательно должен разговаривать с опрашиваемым на «одном языке», быть уверенным, что все его слова и фразы опрашиваемый понимает так же однозначно, как полиграфолог.

И здесь возникают многочисленные проблемы.

Как известно, в последнее годы в Казахстан на свою исконную родину возвращаются казахи  из Монголии, Китая, Турции и стран СНГ. Это так называемые оралманы, у которых язык немного смешался с языком тех стран, от которых они прибыли. Также необходимо учитывать, что эти наши «братья-казахи» имеют значительные различия в менталитете.  И в самом в Казахстане проживают представители свыше 120-ти национальностей. В результате такого смешения в казахском языке во многих областях имеются различия в словах, их смыслах, что крайне необходимо учитывать полиграфологу.

Например: слово «Жатырмын» в переводе на русский язык – «Что-то делаю».  «Жатырмын» – в прямом понимание этого слово – «лежу». Можно подумать в прямом смысле, что работает лёжа.

Например: Нельзя говорить:  «Сіз жұмыс атқарып жатырсыз ба?».

Правильно будет: «Сіз жұмыс атқарудасыз ба?», «Сіз жұмыстасыз ба?» или «Сіз жұмыс істеп отырсыз ба?».

         При проведение тестирование на полиграфе бывает так, что опрашиваемый не осознаёт смысловое содержание вопроса, связанные со смешением казахских слов с узбекскими (в ЮКО), татарскими (в СКО), киргизскими (Южные регионы Казахстана), уйгурскими (Алматинская область).

Государственному языку  в Казахстане в последнее время уделяется особое внимание. Издаются различные словари и толкователи. Но нередко переводы одних и тех же слов имеют в них различные смысловые значения. Необходимо тщательно в этом разобраться. Я ещё раз подчеркну, что и специалист и опрашиваемый должны одинаково понимать смысл задаваемого вопроса.

Например:  Слова «Мама» среди жителей в ЮКО переводится как «Апа», «Ана» и «Шеше»; в других областях как «Мама» или «Ана».

Старшая сестра переводится как «Әпше» в ЮКО, а в   Алматинской области как «Тәте» и «Апай».

По разговору людей можно различить, с какой области Казахстана прибыл опрашиваемый человек.   Так, слово «Балдыз» в ЮКО означает «Младший брат жены», а в ВКО это же слово означает «Сестра жены». Представляете, какая может быть путаница, если мы задаём тест Ликкена по методике выявления скрываемой информации, или поисковый тест?!

Далее, слово «Брюки» в ЮКО переводятся «Шалбар», а в  Алматинской области – «Сым»; «Рубашка» в ЮКО как «Көйлек», а в Алматинской области – «Жиде», и т.д.

То есть, чтобы суметь правильно задать вопрос в даже таком простом по грамматическому построению тесте, как тесте на знания виновного, нужно обязательно     знать языковые различие между регионами. Таких языковых различий достаточно.

Пользуясь случаем, обращаюсь к полиграфологам, которые будет проводит тестирование на государственном языке. Рекомендую своевременно выделять и записывать языковые различие между регионами, создав у себя таблицу.

     Ведь мы, полиграфологи, должны знать, что РЕАКЦИЯ человека зависит от того, как он сам понимает заданный вопрос, а не от того, какой смысл вкладывает в вопрос полиграфолог! Вот это многие начинающие полиграфологи не понимают, либо не уделяют этому должного внимания!

 В Южно-Казахстанской, Джамбылской и Кызылординской области слово «Мать» в обыденной повседневной жизни, когда мы не придаём особого значения этому слову звучит как: «Шеше» (создаётся просто образ конкретной чьей-то матери), но если перевести как «Ана», то это слово воспринимается как нечто исключительно святое «Мать».

Поэтому, тестируя кандидатов с ЮКО, Джамбыльской и Кызылординской области  вопросы сравнения (контрольные вопросы) следует формулировать с применением слов, связанных со святым словом «Ана» (мать). Также необходимо учитывать менталитет тех кто читает «Намаз» (поклонение Всевышнему), ссылаясь на «Коран» (священную книга мусульман).

Например: контрольный вопрос (вопрос сравнения) можно формулировать так:

«Бұрын-соңды, бөтен біреудің затын ұрламағаныңызды, Құранға сыйнып растайсыз ба?», что при переводе на русский язык звучит: «Вы клянётесь Кораном, что никогда не совершали краж чужого имущества?».  

Или: «Бұрын-соңды, Сізге сенген адамды алдамағаныңызға, Сіз Анаңыздың атымен ант бересіз бе?» При переводе на русский язык -  «Вы клянётесь Матерью, что когда-либо не обманывали людей, которые Вам доверяли?»

       Также необходимо обратить внимание на психологические особенности характера и менталитета, внутреннее осознание опрашиваемым смысла вопросов. В связи с этим некоторые опрашиваемые при тестировании на полиграфе используют предметы, в которое верят (проявление суеверия): заклинания, амулеты, библии, чётки и другие ритуалы с целью уменьшение страха быть разоблачённым и уменьшения значимости вопроса (вспомните понятие «рационализация»).

Также полиграфологу очень важно обращать особое внимание на частицы или окончание слов: «қой», «ғой»; или  -ба; -бе; -па; -пе; -да; -де; -ма; -ме и т.д.  Неправильное окончание слова приведёт к появлению больших эмоций, никак не связанных с глубинным смыслом вопроса!

Например:  

Нельзя полиграфологу говорить: «Сейфтен жоғалған ақшаның қайда екенің, Сіз білесіз ғой?»;

Надо: «Ұрланғаннан кейін ақшаның қайда  екені, Сізге мәлім бе?».

Нельзя полиграфологу говорить: «Сейфтен ақшаны кім алғаның, Сіз білесіз ғой?»;

Надо: «Сейфтен жоғалған ақшаны кім алғаның, Сіз білесіз ба?» и т.д.

      При составление нейтральных вопросов по автобиографии и анкетным данным в отношении имени, фамилий и отчества обращайте внимание на их окончание: в фамилиях – «-лов»; «-ков»; «-ев»; «-нов» и в отчествах - «-вич», «-вна».

Например: фамилии: Байсахалов, Нурбеков, Мынбаев и Дарханов.

               Отчества: Мусылманбекович, Мусылманбековна.

Сложность здесь заключается в том, что они могут быть изменены касательно фамилий по каким-либо значимым для опрашиваемого причинам, например, по имени их отцов и дедов без окончания.

Например:

Фамилии - Байсахал - тегі, Нурбек – тегі, Мынбай-тегі, Дархан-тегі.

 Отчества - Мусылманбекұлы, Мусылманбекқызы.

Необходимо быть особо внимательным, составляя нейтральные вопросы, связанные с днём недели «Пятница», на казахском языке «Жұма». В этот день недели все верующие мусульмане ходят в мечеть на молитвы. Возможны некоторые ассоциации, связанные с молитвой в мечети.

То, что для русского уха звучит исключительно обыденно и не может вызвать никаких эмоций: «Сегодня день недели пятница?», для казаха перестаёт быть нейтральным вопросом и превращается в исключительно значимый стимул!

Нейтральный вопрос о службе в армии даёт в основном у молодёжи какие-то ассоциации по уставным взаимоотношениям и т.д.

У казахов, если отец бросил семью, то дети на имя отца могут реагировать эмоционально. Не учитывать это при составлении нейтральных вопросов – это сознательно обрекать себя на сильные необъяснимые реакции, связанные с эмоциями!

Бывший Советский Союз также оставил свои следы в именах казахов, так как нередко их имена изменялись на русский лад.

Мужское имя Куаныш произносились как  Коля, Боранбай – как Боря, Серикбай – как Серж, Мустафа – как Миша, Нурболат – как Николай, Марипжан – как Малик и т.д.

Женское имя Жанар произносилось как Жанна, Марфуға – как Мария, Асия –как  Аська, Макпал – как Мика и т.д. Как при этом правильно строить стимулирующий тест на имя?

Также следует, обратит внимание, что одно русское слово имеет 4-5 иногда более переводов на казахский язык.

При проведении предтестовой беседы необходимо выслушать кандидата (свободный рассказ 5 минут) с целью определения мировоззрения опрашиваемого. Также необходимо знать, что мусульманки (т.е читающие намаз, верующие, придерживающие обычаев и стыдливые по натуре), вдовы, матери одиночки, незамужние женщины, особенно с ЮКО, Джамбульской и Кызылординской области, не говорят и скрывают от посторонних мужчин и женщин свою беременность, ссылаясь на поговорку «Өлімнен ұят күшті». То есть срабатывает искусственное «чувство вины». А ведь если срок их беременности не более 3 месяцев и беременность их тяжело определить, то как быть полиграфологу, принимающему решение о проведении тестирования?

Если хорошо воспитанная девушка хотя бы один раз попробовала с подругами покурить сигареты, то обязательно появляется сильная эмоция при любом ответе на вопрос: «Вы хотя бы раз пробовали анашу (травку)?». Если девушка хотя бы раз пила с подругами пиво, то на вопрос: «Вы употребляете крепкие спиртные напитки?» также обязательно появляется выраженная эмоция.

          Также у казахской сельской молодёжи присутствует свой особый менталитет, основанный на обычаях, который раскрывается в различных поговорках:  «Үмітсіз шайтан» т.е «Отсутствие надежды, дело чёрта», «Надежда умирает последним».

          Из этого необходимо сделать вывод, что опрашиваемый надеется, что поверят в его ложь и отвечает на все вопросы «нет». Тем самым он лжёт, так как у него преобладает надежда не быть разоблачённым. А при полиграфном опросе получается наоборот. Надежды, что поверят в его ложь, становится меньше, страх разоблачения его во лжи преобладает  и у опрашиваемого появляются сильные эмоции.

            Если полиграфолог выявляет любые замешательства и неуверенности при ответах на вопросы, опрашиваемый часто ссылается на обычай и народные пословицы. С давних времён казахские дети воспитывались у бабушек и дедушек, которые прививали им с детства поговорки и пословицы, которые до сих пор остаются у молодёжи на вооружении: «Үндемеу тіршіліктің жартысы»,  «Үндемеген түйедей бәледен құтылады», «Басқа бәле тілден». В переводе на русском языке звучит примерно так: «Промолчать -  прожить половину жизни», «Промолчишь - спасёшься от большой как верблюд проблемы», «Вся проблема от рассказанного слова», также «Если не знаешь, то молчи» или «Если не уверен в ответе, то обязательно отвечай «нет»». Это приводит якобы к снятию с себя чувства опасения и боязни и т.д.

Поэтому путём тщательно подготовленной беседы необходимо раскрыть все тайны опрашиваемого, применяя известные и понятные им поговорки и пословицы и применяя слова из хадисов Корана: «Аузы құлып сандықты тіс ашпаса, тіл ашады», что в переводе означает «Сундучный замок, в которой содержится скрытые тайны, зубами не откроешь, а откроешь словом».

       Если опрашиваемый заметил, что специалист обнаружил его ложь, и начнёт оправдываться под предлогом что вспомнил применяя поговорку: «Сөз тапқанға қолқа жоқ» в переводе «Нашёл слово оправдания», то необходимо применить поговорку: «Жаңылмайтын жақ жоқ, сүрінбейтін тұяқ жоқ», что в переводе означает: «Человеку свойственно ошибаться».

        Часто менее значимое событие в жизни принимается как более значимое событие. Опрашиваемый заранее настраивается, что специалист собирается его в чём-то разоблачить и обвинить. Поэтому в ответах казахоязычного опрашиваемого в основном преобладает отрицательный ответ «нет».

         В вопросах в казахском языке не всегда удаётся поставить основную смысловую нагрузку  в конец вопроса, что требуют некоторые инструкции по правильному составлению вопросов для полиграфной проверки. Поэтому, лучше не применять такие вопросы.

Например:

Будет неправильно: «Бухгалтердің сумкасынан көшелекті кім алғаны, мәлім бе Сізге?».

Правильно будет: «Бухгалтердің сумкасынан көшелекті кім алғаны, Сізге мәлім бе?»;

Также «мягкие» по смыслу глаголы лучше заменить на «жёсткие». Вопрос «Вы взяли …» опрашиваемый нередко требует заменить на: «Вы украли», оправдывая это тем, что глагол «взяли» не применим  к данному факту кражи.

Например:

Совершенно нормальный на русском языке вопрос: «Пропавшие деньги с сейфа взяли Вы?» опрашиваемые просят сформулировать как: «Пропавшие деньги с сейфа крали Вы?». Это связано с тем, что казахо-язычный опрашиваемый не обращает внимание на слово «пропавшие». Поясняет, что с сейфа по работе постоянно берут деньги. Поэтому он просит уделять внимание не пропавшим деньгам, а конкретно украденным деньгам.

Отметим другие сложности проведения тестирования на казахском языке:

  • На все вопросы опрашиваемый ищет возможности рационализации,  что якобы он ответил правдиво.
  • Люди с низким интеллектом практически не испытывают переживаний морального плана из-за страха быть уличёнными во лжи (даже представляется невозможным отличить ложь от правды, а также понять цель и процедуру тестирования) из-за неструктурированного собеседования с кандидатом руководства организации в которой устраивается. Руководство во время собеседования с кандидатом пугает его детектором лжи, а не поясняет истинную цель проверки его на полиграфе.
  • Человек, чрезмерно боящийся процедуры тестирования, либо с комплексом вины, представляет особую сложность в предтестовой беседе.
  • После предтестовой беседы на переформулированные вопросы: «помимо этого» или «кроме того о котором вы мне рассказали», опрашиваемый всё равно реагирует как на первоначальную формулировку.
  • Например:
  •  На вопрос «Вы когда-нибудь имели приводы в полицию?» опрашиваемый отвечает «Да», и рассказывает, что однажды его забрали по подозрение в краже и после выяснение отпустили. После переформулирования вопроса следующим образом: «Кроме рассказанного Вами, Вы ещё когда-либо имели приводы в полицию?», опрашиваемый всё равно реагирует как на первый вариант вопроса.
  • Иногда предобладает  не страх разоблачения в чём-то, а страх недоверие к специалисту и его результатам.
  • Нейтральные вопросы по биографии, касающееся фамилии, имени и отчества (с окончаниями -лов, -ков, -ев или -вич, -вна) имеют значительную эмоциональную значимость,  из-за чего может нарушиться контроль за уровнем внимания.
  • Присутствует высокая ситуационная значимость не имеющая отношения к теме.
  • Ответы на вопросы часто даются прежде, чем вопрос закончен!
  • Опрашиваемый скрывает или не придаёт значения своему состоянию изнеможения, физического или психического утомления (например: он никогда не сознается, что устал и хочет спать после ночного дежурства).
  • Необходимо учитывать селективное внимание, фантазию, условности, семантические замены, самовнушение, релаксацию. Необходимо учитывать возможное умение использовать опрашиваемым самоконтроля.
  • Представление возбуждающих образов в уме, успокоения себя, зрительное представление ситуации вопроса (т.е неосознанное противодействие).
  • Следует обязательно учитывать индивидуальные различие по:
  • темпераменту;
  • полу;
  • эмоциональной устойчивости;
  • уровнью интеллекта;
  • культурным нормам и стандартам морали.
  • Ещё раз о рационализации:
  • Опрашиваемый убеждает себя, что отвечает правдиво на проверочные вопросы;
  • Постоянно находится в процессе выдумывания;
  • У него имеются провалы в памяти.

Нейтральное состояние:

  • Внутренная пустота;
  • Отрешённости;
  • Душевного и физического равновесия.
  • Даже после предтестовой беседы и обсуждения вопросов смысловое содержание вопроса нередко не осознаётся опрашиваемым (отвечает, что смысл данного вопроса понятен), а на самом деле наоборот. Это выясняется между предъявлениями тестов.
  • Состояние сонливости, полное безразличие ко всему, забывчивость, частое переспрашивание инструкций и требований специалиста (т.е неосознанное противодействие).
  • Мысленное воспроизведения эмоционально-значимых ситуаций.
  • Искусственное «чувство вины», оперирование чувственными образами, словесные внушения.
  • Нетипичные глазодвигательные реакции (т.е частое моргание, зажмуривание).
  • Сам по себе опрос с помощью полиграфа является для опрашиваемого стрессом.
  • Оценка степени адекватности опрашиваемого к процедуре проверки (т.е занят другими внешними проблемами).
  • В предтестовой беседе даже  путём детального обсуждения темы предстоящей проверки у опрашиваемого не оживляются некоторые воспоминания, он не придаёт значение к этому.
  • Воспоминание и связанные с ними смысловые ассоциации:
  • Показываешь как бы «белый экран» всё равно опрашиваемый составляет в голове образы, а если задать проверочные вопросы, то что будет ...!!!
  • Мы знаем, что проведение предтестовой беседы должно способствовать:
  • убеждению обследуемого лица в непогрешимости полиграфной проверки;
  • мобилизации памяти;
  • актуализации в сознании обследуемого личностных смыслов связанных с проверочной или контрольными тематиками;
  • формированию у обследуемого высокой субъективной значимости ситуации проверки;
  • введению обследуемого в оптимальный психофизиологический коридор.

И всё равно даже при наличии адекватных контрольных вопросов,  причастный субъект не обладает повышенной тревожностью.

Если опрашиваемый совершал действие, описанное в проверочном вопросе «Вы когда-либо имели приводы в полицию?», то помнит ли опрашиваемый это.

Если не совершал, то уверен ли он в этом.

Уважаемые коллеги!

Я затронул лишь некоторые из проблем, важных и актуальных при тестировании казахоязычных опрашиваемых, особенно из отдалённой сельской местности. На самом деле, проблем в этом намного больше и необходимо тщательно работать над смысловым содержанием задаваемых вопросов. Наша практика тестирования на казахском языке постоянно расширяется и углубляется.

Я уверен, что на следующем семинаре мне будет о чём ещё рассказать Вам.

Спасибо за внимание.

© 2017, Общественное объединение "Евразийская ассоциация полиграфологов". Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.